Во главе списка дел президента Алассана Уаттара на 2016 год: слияние двух партий большинства, принятие новой Конституции и парламентские выборы. Сможет ли он преуспеть во всех трех? Перевод материала из спецвыпуска журнала Jeune Afrique “Новая жизнь Кот д’Ивуара” (10 мая 2016).

Глава государства и премьер-министр, Даниэль Каблан Дункан, 17 января. © Kambou Sia / AFP

Глава государства и премьер-министр, Даниэль Каблан Дункан, 17 января. © Kambou Sia / AFP

Вот сцена, произошедшая в гостях у одного из партийных бонз Объединения республиканцев (RDR – Rassemblement des républicains, партия Алассана Уаттара) в начале марта в Абиджане. В начале вечера завязался разговор о прошлой президентской кампании, полученном в ее ходе количестве ударов ниже пояса, а также о будущих стратегиях, которые необходимо принять в следующие месяцы и годы.

В фокусе: президентские выборы 2020 года. И хотя по общему пониманию, а также во имя уважения и простой математики, не стоит публично поднимать вопрос о преемственности власти в самом начале второго президентского срока Алассана Уаттара, этот вопрос уже витает в воздухе. И не важно, идет ли речь о членах партии RDR, союзниках из Демократической партии Кот д’Ивуара (PDCI – Parti démocratique de Côte d’Ivoire) или противниках из оппозиционного Ивуарийского народного фронта (FPI – Front populaire ivoirien).

Трения вокруг «антанты»

Все также отдают себе отчет в том, что к этому союзу вел длинный крестный путь, определяющим этапом которого как раз и станет 2016 год. И Алассан Уаттара является первой скрипкой во всем этом политическом оркестре.

Первый этап: слияние двух партий большинства, RDR и PDCI. Процесс, начавшийся со знаменитого «призыва Даукро» («appel de Daoukro», сентябрь 2014 года), которым лидер PDCI и экс-президент Кот д’Ивуара Анри Конан Бедье (Henri Konan Bédié) поддержал единую кандидатуру Алассана Уаттара от обеих партий на выборах 2015 года и призвал сторонников PDCI голосовать за него. Процесс, не завершившийся до сегодняшнего дня. Процесс, который уже кажется подорванным.

Слияние двух партий, аннонсированное лично президентом Уаттара «на март-апрель», потом – на июнь, сможет состояться только в сентябре. «Задержка, связанная некоторыми ошибками на старте», – комментируют приближенные президента, «что совсем не означает сворачивание процесса слияния или остутствие политической воли. Единая партия еще дозреет», – спешат добавить они.

Молодое крыло PDCI не хочет на вторые роли

Пусть даже «политическая воля обеих партий» означает скорее волю их лидеров, дело является намного более сложным, чем кажется. А иногда дебаты по этому вопросу и вообще похожи на разговор глухонемых.

Внутри PDCI, где не в меру заняты подготовкой к празднованиям 70-ти летия партии, объявление об изменении названия партии (февраль 2016) было воспринято как предательство. Молодежному крылу особенно трудно проглотить эту пиллюлю, поэтому они все более сближаются с трио главных критиканов единой партии (которые, кстати, выставляли свои кандидатуры на выборах 2015), куда входят: Амара Эсси (Amara Essy), Шарль Конан Банни (Charles Konan Banny) и Куадио Конан Бертан (Kouadio Konan Bertin). Последние пока что соблюдают молчание, но этот факт не меняет их намерения расстроить планы Бедье. Все боятся того, что вследствие слияния двух партий PDCI окажется в подчиненном положении по отношению к  RDR.

Вот и сегодня в гостях у одного из партийных чинов RDR можно услышать сердитые реплики: «Это же ясно, что мы не отдадим им власть в 2020. Мы им никогда этого не обещали!».

И не все ли равно, что «призыв Даукро» содержал такой пункт: «У единой кандидатуры от наших партий [на выборах президента в 2015 году] существует двойная цель: прежде всего – обеспечить успех коалиции RHDP (Объединение последователей Уфу-Буаньи за демократию и мир) [Коалиция PDCI и RDR, в которой партии пребывают уже 15 лет, – прим. О.К.] на выборах 2015 в интересах Кот д’Ивуара и мира [в стране]. Затем – успешно завершить процесс создания единой партии, PDCI-RDR, для совместного руководства Кот д’Ивуаром, при условии, что обе партии договорятся между собой о принципах переемственности власти начиная с 2020 года».

Спорная конституционная реформа

Вторым большим усилием 2016 года станет конституционная реформа, также обещанная в ходе последней президентской кампании.  Проект новой Конституции должен быть вынесен на всенародное одобрение в четвертом квартале. Основная цель конституционной реформы – модернизация основного закона и отмена всех «конфликтогенных» положений, таких как «подтверждение ивуарийского происхождения» (clause « d’ivoirité ») для кандидатов в президенты республики.

Каких вопросов коснется конституционная реформа? Будут ли пересмотрены роли Верховного суда и Независимой избирательной комиссии (CEI – Commission électorale indépendante)? Будут ли внесены изменения в условия избираемости (в частности – возраст кандидатов) на высшую должность государства? Будет ли создан Сенат? Слухи о содержании реформы множатся. Между тем, проект изменений в Конституцию находится в руках команды юристов под началом Ибрагима Баконго (Ibrahim Bacongo), назначенного президентским советником по административным и конституционным вопросам в середине февраля, который уже распрощался с идеей убрать ограничение количества президентских мандатов, которую он расхваливал еще в январе.

Партийную верхушку партии RDR разделяет другой вопрос. Один лагерь уверен в том, что только Алассан Уаттара может подавить амбиции представителей своего лагеря и недопустить «войны за преемственность» в 2020 году. С другой стороны находятся кадры, помнящие об обещании Алассана Уаттара уйти по истечению двух президентских сроков, не единожды озвученном на публике.

Президент Кот д'Івуара

Президент Кот д’Ивуара Алассан Уаттара

Пост вице-президента: планируемое нововведение, требующее разъяснений

Среди возможных конституционных нововведений фигурирует и создание поста вице-президента, вопрос, поднимающий оживленные дебаты. Кто займет его? Будет ли это представитель PDCI или надежный человек президента? Возможно ли что эта должность будет не избираемой? Станет ли вице-президент вторым человеком в государстве, идущим перед президентом Национальной ассамблеи? То есть, станет ли он главнее Гийома Соро (Guillaume Soro), актуального фаворита на пост преемника Алассана Уаттара?

Эти вопросы являются критическими не только для экс-командира повстанческих отрядов Алассана Уаттара, но и для будущего парламента, новый состав которого будет избран в декабре. И не следует забывать, что будущие выборы столкнут лбами все политические силы, поскольку FPI (партия экс-президента Лорана Гбагбо) не намерена бойкотировать эти выборы в отличие от 2011 года. Эти выборы и покажут настоящий электоральный вес каждой политической силы.

Парламентские выборы – ключевой момент для оппозиции

Третьим этапом является проведение парламентских выборов. И результаты  кандидатов от правительственной коалиции RHDP, несомненно, будут рассматриваться «в микроскоп». Точно так же, как и результаты, которые покажут «обе» FPI: крыло Паскаля Аффи Н’Гессана (умеренное) и крыло Абудрамана Сангаре (Aboudramane Sangaré) [Радикальное крыло FPI, признающее лидерство исключительно Лорана Гбагбо], заявившие о намерении участвовать в парламентских выборах. Тем не менее, повод сразиться друг с другом у электоральных урн является намного более конструктивным, чем в суде или прессе с жалобами на «нарушения устава партии» или «неправомерное использование логотипа партии» [Оба крыла провели минувший год в судах, доказывая свое право использовать название и логотип партии, – прим. О.К.].

Кто же получит поддержку электората Лорана Гбагбо? Кто станет настоящим главой оппозиции? Неожиданные повороты сюжета могут прийти из лагеря независимых кандидатов. Пространство, включающее в себя «критиканов» всех мастей и большое количество моложеди, не имеющей поддержки со стороны какой-либо значительной политической партии. Битва на этом фронте также обещает быть ожесточенной, как это было в ходе выборов в 2011 и 2013 годах.

Слияние двух партий власти, конституционная реформа, парламентские выборы… Организация выполнения этих трех обязательств, которые должны следовать друг за другом именно в таком порядке, поднимают на сегодняшний день многочисленные вопросы. Непонятно только зачем создавать головную боль населению, которое смотрит на уходящее время и побаивается превращения марафона-2016 в изнурительный спринтерский забег.

Под угрозой социальных волнений

В отличие от спокойных президентских выборов 2015 года, 2016 год должен поднять социальные требования населения на новый уровень. Если во время своего первого мандата Алассан Уаттара мог с полным правом оправдывать слабую социальную политику пост-кризисным контекстом и  необходимостью отстраивать страну, то от второго президентского срока население Кот д’Ивуара ожидало лучшего перераспределения плодов экономического роста и большего внимания к своим жалобам.

Даже если расходы в пользу бедных слоев населения составляют, как сегодня, около трети государственного бюджета.  Не далее как в апреле преподаватели начальних и средних школ организовывали забастовки с требованиями выплаты долгов по зарплатам, а представители студенческого профсоюза (FESCI – Fédération estudiantine et scolaire de Côte d’Ivoire) не единожды вступали в противостояние с силами полиции на территории университетов страны. Студенты требовали лучших условий обучения и повышения стипендий. Следовательно, процесс гражнанского контроля власти успешно начался.

Jeune Afrique

Перевод Ольги Кириловой

Поділитися в соцмережах:


Related Post